Лизнуть собственный локоть человеку невозможно анатомически.

За радости любовных ощущений однажды острой болью заплатив, мы так боимся новых увлечений, что носим на душе презерватив.

Игорь Губерман: афористичные четверостишия

                                    В цветном разноголосом хороводе,
                                       в мелькании различий и примет
                                   есть люди, от которых свет исходит,
                                           и люди, поглощающие свет.

                 

                                   За радости любовных ощущений
                                   однажды острой болью заплатив,
                                   мы так боимся новых увлечений,
                                   что носим на душе презерватив.

                  

                                               Жить, покоем дорожа, —
                                      пресно, тускло, простоквашно;
                                               чтоб душа была свежа,
                                         надо делать то, что страшно.

                   

                                  Вчера я бежал запломбировать зуб,
                                           и смех меня брал на бегу:
                              всю жизнь я таскаю мой будущий труп
                                                и рьяно его берегу.

                   

                                 Вся наша склонность к оптимизму -
                                     от неспособности представить,
                                        какого рода завтра клизму
                                      судьба решила нам поставить.

                   

                                Всего слабей усваивают люди,
                          взаимным обучаясь отношениям,
                      что слишком залезать в чужие судьбы
                 возможно лишь по личным приглашениям.

                    

                               Любил я книги, выпивку и женщин.
                                     И большего у бога не просил.
                             Теперь азарт мой возрастом уменьшен.
                                     Теперь уже на книги нету сил.

                 

                                       Когда, глотая кровь и зубы,
                                      мне доведется покачнуться,
                                        я вас прошу, глаза и губы,
                                        не подвести и улыбнуться.

                  

За радости любовных ощущений однажды острой болью заплатив, мы так боимся новых увлечений, что носим на душе презерватив.